«Яблоко от яблони…» Почему мы активно пытаемся исправить «плохое» в наших детях? (Истории из кабинета психотерапевта) — Психотерапевт Лариса Ситникова

«Яблоко от яблони…» Почему мы активно пытаемся исправить «плохое» в наших детях? (Истории из кабинета психотерапевта)

«Яблоко от яблони…» Почему мы активно пытаемся исправить «плохое» в наших детях? (Истории из кабинета психотерапевта)

Телефонный звонок: «Здравствуйте! Моей дочери нужна помощь». Приглашаю на прием. Приходит молодая красивая женщина с 10-летней девочкой. Ребенок живой, любознательный. Зайдя в кабинет, сразу же начинает осматриваться, с интересом разглядывает картины, фотографии, дипломы на стенах кабинета.  Мама ее постоянно пытается усадить около себя: «Прекрати все разглядывать! Сядь рядом и сиди тихонько, пока к тебе не обратятся!» Извиняющимся голосом, женщина начинает мне объяснять: «Ничего не могу с ней поделать, она такая вертлявая, любопытная – вся в отца!»

«А что с отцом не так?» — спрашиваю я.

«Мы поженились 15 лет назад. Сейчас думаю, как вообще мы могли пойти на этот шаг? Я – спокойная, педантичная, интеллигентная девушка. Мой муж – полная противоположность мне. Из рабочей семьи, но многого сумел добиться в жизни, потому что у него огромная тяга к знаниям, отличная память и зашкаливающая активность. Сам себе оплачивал учебу в институте. Потом пробивался в бизнесе. Я за него вышла замуж назло любимому, с которым резко оборвала отношения. Дочь не сразу у нас родилась, у меня были проблемы со здоровьем. Но муж настаивал, добивался лечения в лучших клиниках у нас в стране и за рубежом. Рожали мы вместе. Пока в роддоме были, он все организовал таким образом, что сам ни на минуту не покидал нас с дочкой, но и мы ни в чем не нуждались. Домой вернулись, он первое время только кормить мне ее давал, а все остальное делал сам. Они с дочерью проводят много времени: читают, смотрят фильмы, потом обсуждают их. Вот теперь получилась его точная копия…» В интонации ее рассказа я отчетливо услышала нотки обиды, претензии к мужу.

Она продолжила историю: «В школе учительница начала жаловаться на Эльвиру. Говорит, она гиперактивная, непоседливая. Задания выполнит быстрее всех и потом начинает вертеться, отвлекать детей.»

Я обследовала девочку, она оказалась здоровой, смышленой и активной. Проблема была явно не в ребенке.

В семье, в которой супруги по каким-то причинам не могут открыто принять друг друга, возникают не проявленные и не прожитые негативные чувства. Это проявляется в неприятии каких-то конкретных характеристик партнера. И не всегда это будут негативные черты (неопрятность, постоянные опоздания), но и успехи в работе, настойчивость в достижении целей, высокий интеллект могут стать непереносимыми вторым супругом чертами.

Со временем невысказанный негатив копится и начинает требовать выхода.

Одним из путей становится выявление у собственных детей похожих непереносимых личностных особенностей супруга и начинается процесс их устранения в ребенке.

К сожалению, это ошибочный путь развития ситуации. Ведь основа проблемы лежит в психологической плоскости: отрицание, неприятие супруга, выход этой негативной энергии через выражение недовольства ребенком, находя в нем схожие черты.

Кроме плачевных последствий для всей семьи и каждого ее представителя в отдельности такой подход ничего не принесет. Между супругами будет расти пропасть неприятия, и на ее фоне будут рождаться ссоры. У ребенка появится комплекс неполноценности, те особенности, над устранением которых будет работать один из родителей, только усилятся, привнеся в личность маленького человека негативные характеристики.

На приеме у меня молодой человек, Архип. Обратился с аквафобией (боязнь воды), которая мешает отправиться в отпуск на море. Начинаем исследовать проблему, ее истоки. Выясняется, что в пятилетнем возрасте отец, считавший сына слишком изнеженным матерью, решил заняться «воспитанием мужчины» в сыне.

Летним днем отец позвал сына с собой на рыбалку. На берегу реки они решили искупаться. Отец держал сына в воде, но когда они вошли в воду достаточно глубоко, то отец оттолкнул мальчика от себя, коротко приказав: «Плыви ко мне!»

«Меня охватил такой шок, что я замер и стал опускаться под воду, ничего не предпринимая» — делился воспоминаниями Архип. Отец едва успел схватить его за волосы и вытащить на берег.

«Эх, ты… Раскис, как баба… Ох, это маменькино воспитание…» — всегда приговаривал отец, вспоминая впоследствии эту историю. «А я при этих его комментариях сжимался внутри и плакал…» — продолжал взволнованно рассказ Архип.

Нам пришлось с ним немало поработать, чтобы избавить его не только от водобоязни, но и негативных отношений с отцом.

Был ли шанс у Архипа не получить эту проблему?

Конечно.

Если бы отец мог принять свою жену такой, какая она есть, ему бы не пришлось неосознанно искать в сыне черты схожести с ней и эмоционально пытаться их искоренять в сыне. Ведь в таких подходах отсутствуют рациональные принципы, которые диктуются разумом.

Эмоции диктуют совершенно неподходящие ситуации действия, поэтому желаемый результат не может быть достигнут.

Каждый из нас понимает, что обучение плаванию – процесс длительный. Он начинается на берегу, далее – в неглубоких водоемах, при наличии специальных приспособлений. Ребенок в это время должен находиться в спокойном состоянии, понимая, что его обучают плаванию.

Работая с детьми или уже взрослыми людьми, которые прошли родительское неприятие, я сделала вывод, что источником этого могут быть две причины:

— ребенок унаследовал особенности одного из родителей;

— ребенок в процессе жизни перенял особенности одного из родителей.

Бороться с супругом через ребенка бессмысленно и безрезультатно и в том, и в другом случае.

Стремясь «перевоспитать» врожденные качества, родители только травмируют формирующуюся самооценку маленького человека.

Исправления приобретенных навыков – манеры говорить, ходить или сидеть – нарушают внутреннее самообладание ребенка, его душевное равновесие.

Родители для детей – это пример для подражания. Когда сын копирует манеры отца или дочь – матери, то они стремятся себя увидеть уже взрослыми, уверенными людьми.

Когда же вдруг второй родитель старается пресечь это подражание, то у малыша теряется целостность образа отца или матери, их значимость и престиж. Схожее с родительским поведение – это неотъемлемая часть образа. Она не рассматривается ребенком отдельно, поэтому искоренить ее практически не возможно. Можно только навредить ребенку и разрушить мир в семье.

Когда в семье появляется неприятие супруга через собственного ребенка, следует срочно обратиться к психотерапевту. Подобные ситуации возникают не только на этапе развода или после него, но и, на первый взгляд, в благополучных семьях.

Мне приходилось работать с такими семьями. К сожалению, их привела ко мне не эта проблема, но она стала основой в развитии сложных семейных отношений и психосоматических проблем детей, с которыми и приходят родители ко мне.

Не стоит развивать невысказанное недовольство супругом до критических уровней. Лучше обратиться за помощью на ранних этапах и в качестве профилактики.

Врач-психотерапевт Лариса Ситникова

Скайп larisasitnikova1