Социопат и чувства

Социопат и чувства

Социопат и чувства

Хаос, разрушенья повсеместно.
Оборванные, судьбы людей…
Ему все абсолютно безразлично
Идет по жизни прохиндей

В этот раз речь пойдёт об эмоциях социопата
Об этом будет сложно рассказать, поскольку социопат не бывал в шкуре нормального человека и не сможет описать разницу.
Нормальный человек в свою очередь не может стать социопатом и эту разницу почувствовать.
Так что увы:
— придётся пересказывать чужие свидетельства.

Эмоции социопатов часто называют «протоэмоциями»
Это
a) ярость,
b) страх,
c) напряжение,
d) удовольствие,
e) тревога
и другие примитивные отклики организма на непосредственные нужды «здесь и сейчас».

Основной мотив его поведения — физическое удовольствие/неудовольствие.
У младенцев протоэмоции проявляются где-то в полугодовалом возрасте, когда младенец начинает ощущать свою отдельность от окружающей среды.
Т. е. «эмоциональный возраст» социопата — несколько месяцев.
И таким он останется навсегда.
Да друзья, даже собаки порой способны на большее.

Если вы собираетесь вляпаться в отношения с социопатом, попробуйте для начала завести рептилию, варана или крокодила.
Вы получите полное представление о количестве душевного тепла и сердечной привязанности, на которое сможете рассчитывать.

По части эмоций социопатию можно перепутать с алекситимией
Цитирую:
«Люди, страдающие алекситимией, не способны понять и разобраться в собственных чувствах и переживаниях, и поэтому, как следствие, им чужды эмоции других людей.
Им чуждо сострадание, чуждо сопереживание и чужда жалость.
Им не хватает интуиции и воображения.
Личность таких людей характеризуется примитивностью жизненной направленности, инфантильностью и что особенно существенно, недостаточностью функции рефлексии.»

Попробую объяснить разницу.
У алекситимиков эмоции есть, но они не дифференцированы.
Ассортимент эмоций у социопата сильно меньше, чем у нормального человека. Эмоции социопата не имеют оттенков и полутонов, они чётко различаются.
Социопату недоступно «смешанное чувство»
— «светлая грусть», например.

Алекситимики затрудняются с описанием своих чувств.
Социопат всегда знает, какую именно эмоцию испытывает в данный момент, и может её описать.
Нужных слов у социопата хватает, их даже с избытком,
— гораздо больше, чем реальных эмоций.
Не обманывайтесь.
В этом нет ничего необычного, ведь из книг и других источников можно почерпнуть много красочных описаний разнообразных вещей.

При алекситимии возникают сложности с отреагированием эмоций — алекситимик сначала даст в морду, а потом (возможно) догадается, что был в этот момент разгневан.
Социопат отреагирует эмоцию, как только она возникает, а возникает она вся и сразу:
если социопат чем-то недоволен, он не копит раздражение годами, а немедленно впадает в ярость.
Впав в ярость, социопат может дать в морду.
Параллельно он может обложить стоэтажным матом всех, кто оказался в радиусе разлёта осколков.
Социопаты — очень «речевые» существа, им несложно озвучить своё отношение к людям, — как оптом, так и поштучно.

Алекситимия мешает человеку различать не только эмоции, но и телесные ощущения.
Может пройти несколько месяцев, прежде чем алекситимик осознает, что с его здоровьем что-то не в порядке.
Но даже придя к врачу, алекситимик не сможет внятно сформулировать жалобу:
-у него «что-то вот примерно вот тут или вон там то ли побулькивает, то ли постреливает, то ли что-то не то съел».

У социопатов со здоровьем тоже сложные отношения, но об этом чуть позже.
Пока скажу только, что физические недомогания социопатом прекрасно осознаются, и осознанно же игнорируются.

Помимо вышеописанных отличий, социопатия — более глубокое нарушение, она затрагивает практически все части личности, а не только эмоциональную сферу. Всё, с алекситимией — закончили.

Следующая особенность эмоций социопата — их поверхностность и крайне низкая интенсивность.
Настолько низкая, что эмоции не влияют на физиологические процессы в социопатском организме.
Этот можно проверить инструментально.

Классический вариант — облепить социопата датчиками и снимать показания об электрической активности мозга во время предъявления социопату всяко-разного стимульного материала.
Например, можно показывать социопату в произвольном порядке фотографии щеночков, цветочков и расчленёнки.
И анализировать, на какие стимулы есть реакция, а на какие — нет.
Естественно, до этого тот же набор картинок необходимо показать более-менее нормальным людям и снять с них показания.
Чтобы было, с чем сравнивать.

Вместо картинок можно показывать даже просто слова — «щеночки», «цветочки», «расчленёнка» соответственно.
Упрощённо результат будет выглядеть так: для нормального человека щеночки — «ДАААА!!!», а расчленёнка — «FFUUU!!!».
Для маньяка к слову будет — наоборот.
А социопату одинаково что щеночки, что расчленёнка.

Примечание: Пример – крайне условный, на самом деле всё намного сложнее, тоньше и дольше.
Но суть не меняется.

У этой особенности есть одно примечательное следствие: любой социопат с лёгкостью пройдёт проверку на полиграфе, даже если реально совершил преступление.
Сей факт упоминается в книге Р. Хаэра «Лишённые совести».
И это — абсолютнейшая правда!
Опробовано на себе лично.
Очень полезный бонус, учитывая тягу социопатов к криминалу. В благословенном Пиндостане некоторые социопаты-рецидивисты сами требуют, чтобы их тестировали на полиграфе, — они заведомо уверены в результате.

Мимика социопатов бывает двух основных типов:

В первом случае мимика социопата близка к мимике слепых от рождения:
у них маскообразное лицо и почти отсутствует жестикуляция, за исключением реакции на боль и удовольствие (при очень сильных стимулах).
Т. е. эмоции могут быть разными, а выражение лица — одно-единственное, универсальное для всех ситуаций.

Второй случай случается чаще:
социопат маскирует бедность своих эмоций богатством мимики.
Т. е. эмоций — мало, а выражений лица – больше чем нужно, на любой вкус.
Но выглядят эти выражения не совсем естественно:
они театрально-наигранные.
Кажется, что социопат кривляется и дразнится (зачастую так оно и есть!)
К тому же «театральные» выражения лица проявляются не сразу в ответ на стимул, а с заметной задержкой.
Загрузку тяжёлых фотографий помните?
Вот примерно так оно и происходит у социопатов.

Из того, что у социопатов ограниченный набор эмоциональных реакций, ещё не следует, что социопатам не нравится испытывать эмоции и чувствовать чувства. Как раз таки наоборот
— Большую часть жизни социопат проводит в поисках острых ощущений. Острейших, наиострейших ощущений!

Только супер стимул может заставить социопата почувствовать себя «живым».
Социопат готов попробовать всё:
1) экстремальный спорт,
2) экстремальный секс,
3) водку с димедролом,
4) наркотики,
5) дерзкие преступления (да-да, порой социопаты нарушают закон не выгоды ради, а саспенса для),
6) драки,
7) участие в боевых действиях, ну и т. д..

Чаще всего социопат обламывается в своих ожиданиях — экстрим оказывается недостаточно экстремальным, а обещанный Большой Песец не тянет даже на приключение.

Социопаты
могут производить впечатление очень храбрых ребят, но это не настоящая храбрость:
«Принять вызов неведомого вопреки всем страхам – вот что такое храбрость.» Ошо
Храбрость социопата — чистейшее безрассудство, здесь нет внутренней борьбы, переживания и переодоления своего страха.

Социопат в состоянии выносить огромные психические нагрузки, не испортившись в процессе.
В психике социопата просто нечему портиться.
Потому, что она примитивна (в заводской комплектации).

Социопаты не сходят с ума от горя, когда у них гибнут родственники.
Не сходят с ума от ужаса, пройдя концлагеря и пытки.
Не стреляются и не впадают в депрессию, пережив банкротство.
У социопатов практически не бывает «вьетнамского», «афганского», «чеченского» и прочих подобных синдромов, да и психической травмы вообще.

Впрочем нет, конечно даже у социопата может случиться какая-нибудь психическая травма (помимо самой социопатии) — индивидуальные особенности никто не отменял, у каждого есть «слабые места».
Но социопат знает о своих «больных мозолях».
А кто предупреждён — тот вооружён.

Естественно, в погоне за приключениями социопат может покалечиться физически.
Но подобная перспектива его не останавливает.

И наконец самое интересное:
Быть сволочью, по убеждению социопата естественно. Это примено к любому человеку.
Соответственно, любого человека можно до этого состояния довести, стоит лишь немного поскрести.
Социопаты с большим энтузиазмом берутся из порядочных людей делать негодяев.

От хорошего человека можно ждать все, что угодно.
От плохого – лишь очередную гадость.
Уже есть какая-то определённость.