Психосоматика, травмы

Психосоматика и травмы

Мой норов это иль удел? Жить, в поисках себя лишаясь.
И вновь все части находить, и заново вдруг возрождаясь.
В покое мирно тосковать, и воевать в бушующем пространстве.
Мой норов это или рок? Искать себя в процессе странствий.
Л. Ситникова

Любая болезнь, даже связанная со случайной травмой, имеет психическую природу

Современная медицина классифицирует болезни следующим образом:
Приобретенные
Врожденные
Возрастные
Приобретенные в результате неправильного образа жизни или вредной экологии
Психосоматические

Список импозантный не правда ли?
Но на самом деле, любая, даже случайная травма имеет психическую природу.

Мыслимо ли такое?
Чтобы ответить на данный вопрос нужно изучить механизм.

В основе нашего поведения лежит привычка. Мы сами замечаем как на автомате делаем некоторые поступки.
Наш мозг так устроен. Иначе абсолютно все придется делать изучая с нуля, начиная от способа удержания стакана с чаем и до самых сложных процессов, таковых как вождение автомобиля или других сложных действий.

Так вот, предположим ребенок подрастает у родителей со взрывным темпераментом.

Мозг малютки изучив поведение старших зачислит к сведению, что необходимо быть «хорошим», иначе будет шторм.
С годами это станет обыкновением.
Чадо растет, становится взрослым, но манеры остаются и служат ядром для психосоматики болезней.

Как это понимать?
А понимать следует так:
— Всякое новое состояние, влияние или ситуация будут восприняты мозгом повзрослевшего ребеночка в буквальном смысле слова в «штыки».

Если сравнивать с программой компьютера, то можно провести паралель.

Операционная система пашет в привычном русле на предельной стремительности, но при встрече с неведомой программой резко застывает и с воплем – «Вирусная угроза!» — откатывается на отправные позиции.

Думаете мы крайне отличаемся от искусственного интеллекта?
Только в худшую сторону. Он соображает намного стремительнее и мощнее.

Вот и наш ребеночек, привыкший быть «хорошим мальчиком» при сердитых родителях, даже повзрослев и уже став самостоятельным, машинально живет в том же состоянии. Ну и что, что отца с матерью рядом нет?
Программа/привычка жива и здорова и функционирует на 5 балов.
Недобрую мать автоматически заменит озлобленная супруга. И это не будет случайностью.
Из сотен вероятных версий парень выберет в аккурат ту, которая способна на вспышки неконтролируемого неистовства.

Кто-то сомневается?
Мне так нравится ваш одесский юмор!

Продолжение
Часть 2-я

Как же узнает наш парень «свою, драгоценную»?
Хороший вопрос требует хорошего ответа. И он у нас есть.

Наш мозг на уровне подсознания стабильно считывает окружающих.
Хорошая программа получает данные нрава по микромимике, движениям, запахам и походке людей.

Получив данные инстинкт безошибочно выберет ту самую, какую разыскивал всю жизнь.
Глубинный инстинкт штука колоссальная.
Он приведет человека в аккурат туда где тусуется похожие на него люди и где есть значительный шанс встретить свою суженную.

Если человек попадет в иную сферу и там будет немало достойных барышень, кои обеспечили бы твёрдую семейную жизнь…. он их просто-напросто не увидит.
Программа запущенная с малолетства уведет своего владельца из непривычной, пугающей ситуации.

Сбоку будет казаться, что парню не фартит, ему на шею виснут девицы похожие на его маменьку.
Вокруг него соберутся собратья по несчастью, которые за пивом будут жалиться как им не подфартило с благоверной, такая стерва попала, кто бы мог помыслить.

Да, все правильно. Люди вечно группируются по сходным сценариям. И матушки у них будут как на подбор враждебные.

Он будет абсолютно уверен, что все женщины похожи на его мать и друг на друга.
Что любовь и счастье в семье только лишь из разряда телевизионных сказок на ночь для наивных малышей.

Эзотерик назовет данную ситуацию кармой.
Психотерапевт скажет, что это создание реальности, перетаскивание внутреннего сценария во внешний мир.
Можно выразиться по без затей: — Такова функция мозга.

И именно эта функция лежит в основе наших болезней
Идем далее друзья.

Окружающий нас Мир конечно не так уж и податлив. Вероятности к которым мы так безотчётно стремимся не завсегда достижимы.
Скажем может получиться так, что в окружении нашего парня не окажется агрессивной барышни или вообще будет в наличии очень мало женщин.

Как тогда?
Что будет делать наш мозг?
Он ищет и ищет эмоции ведомые с детства, а обнаружить схожее не удается.

Вот тогда возникает психическое напряжение и оно накапливается не находя выход.
Из мозга это напряжение как по молниеотводу уходит в тело.
И возникает болезнь.

Такой выброс напряжения в тело называется соматированием.
«Сома» — тело.

Вот тут-то и начинаются занимательные ситуации основанные на психосоматике.

Чадо не хочет идти в школу, но мамочка буйствует и бранится, выхода нет надо идти.
Но выход есть, ребенок невзначай поскальзывается на льду и падая ломает ногу.
Случайность?
А может отзвук тела на внешние ситуации?
Это сценарий спровоцированный мозгом.

Идем далее.
Родители до чрезвычайности заняты на работе, на дитятко времени нету совсем. Он старается по-всякому привлечь к себе интерес, но бессмысленно.
Мозг принимает постановление заболеть.
Результат – родители отбрасывают работу и суетятся вокруг ребенка.
А мозг получает любопытный вывод, «любовь легко не получить, необходимо заболеть, лишь только так на тебя обратят внимание».

Жутко занятые родители получают неизменно болеющего малыша, поскольку сценарий зафиксировался в сознании.
Став взрослым, данный малыш будет завсегдатаем больниц и не просто так, а по основательному, вплоть до операций.
В корне этого сценария – потребность ребенка в любви и попечительстве.

Мозг искал иные пути для приобретения родительской любви, но остановился на этом варианте как самом результативном.
Дальше дело техники, дорожка проторена, следует лишь идти по ней.

Чрезвычайно увлекательно играет с нами природа
Чтобы удовлетворить душевную нужду в любви, наше бессознательное губит даже наше тело.
Это и есть психосоматика.

Всякая болезнь, заразная, возрастная или травма на деле оказывается результатом накопившегося психического усилия.

Болезнь психоматична и зарождается она в нашей психике, а отнюдь не в теле и не в случайном происшествии.
Случайности неслучайны!

Любая болезнь, даже связанная со случайной травмой, имеет психическую природу

Часть 3-я

А сейчас любезные, переходим к самому занимательному.
Наши болезни являются способом-языком общения бессознательного.

Болезнь как язык психосоматики
Болезнь в буквальном смысле слова отображает процессы, происходящие внутри.

К примеру:
1. Не можем переварить ситуацию – терзаемся от несварения желудка.
2. Не хотим бог знает куда идти – болят ноги.
3. Нет сил отстоять, раздобыть свою долю ресурсов – болят зубы.
4. Есть ужас жесткого возмездия – болит ягодичная область.
5. Нет никакого желания что-то видеть – немощное зрение.

Список на самом деле гораздо солиднее.

Что интересно, это дословность материализации внутренних мотивов.
Наше бессознательное общается с нами языком нашего тела.
То о чем мы не догадываемся, не видим и даже зачастую вообразить себе не можем, выходит болезнью.

Странный символизм
Мозг может заставить себя забыть крайне неприятную ситуацию из жизни.
Это способ предохранения от душевных переживаний.

Кто из вас хорошо помнит свое малолетство?
Мы можем помнить после 4-х лет или едва лишь после 9-и.

То есть в нашей памяти есть значительное пятно, какое мы не помним совсем.
И оно у нас не потому, что будучи ребенком мы не умели запоминать.
Напротив, дети умеют запоминать гораздо лучше взрослых.
Новый язык или какой-то навык выучить получается резвее и легче нежели у взрослых.
Мозг впитывает в себя также стремительно как губка.

А воспоминаний об этом этапе нет.
Нет, поскольку там таится что-то болезненное и мозг для самосохранения спровадил из памяти целые происшествия жизни.

Посмотрим маленький образец.
Озлобленная дворовая псина напала на шестилетнюю девочку.

Она в буквальном смысле слова прижала ее к стене и остервенело облаяла, буквально глаза в глаза, спасибо, что не тяпнула.
Малышка напугана до ужаса, даже начала заикаться.
Ее водят к логопеду, трудятся над дикцией и выговором, но результата нет. Несовершенство остается на всю жизнь.

Причем, самого случая с дворняжкой девушка уже не помнит. Но отчего-то не переносит новогодние празднества. Они у девушки вызывают неспокойность.

Сейчас разберем это дело на подробности, постараемся понять, что и как.
Мозг сделал следующее.

Расщепил фигуру нападающей псины на детали, это:
1. Вкус.
2. Звучание.
3. Окраска.
4. Запах.
5. Величину.
6. Вес.
7. Эмоции.
Далее, все эти детали виртуозно расфасовал по уголкам рассудка, так, чтобы впоследствии не существовало никакой возможности составить эти кусочки в образ свирепой собаки и разбудить вторичные переживания.

Любая болезнь, даже связанная со случайной травмой, имеет психическую природу

Часть 4-я

Резкий рык пса сохранен в виде хлопка или резкого звука.
Слезы, застывшие от мороза на щеках сохранены как ощущение холода и укола.
Дом зеленого цвета, что стоял напротив и откуда девочка ожидала помощь людей, обратился в зеленый цвет без всякой конфигурации.

И вуаля!
Лютый пес разлетается как мозаика на холод, укол, хлопок и зеленый цвет.
А это совместно перенести гораздо легче, чем зверя, который лаял в лицо и зубы которого казались страшеннее всего на земле.

Если же девушку попросить нарисовать на листе свой ужас, то она изобразит нарядную, новогоднюю елочку!
Оттого девушка и испытывает бессознательную взволнованность перед Новым Годом с Дедом Морозом и Снегурочкой.
Поскольку они неизменно стоят на фоне нарядной, зеленой Елки.

Тревога упакована мозгом в заурядный образ.
Спустя годы, чтобы распаковать эту травму придется посетить психотерапевта, пройти через мощные преграды мозга и заново ощутить ужас нападения. Увидеть и понять, что это всего лишь дворовая собака и воспоминание не может уже причинить никакого вреда.

Говоря языком специалистов, необходимо пройти через ядро травмы.
Это лишь только один из способов «распаковки» деткой психической травмы.

В закромных уголках нашего рассудка располагается целый мир обломков таких эпизодов.
Они как бы составляют теневую сторону нашей души.
Наше бессознательное превращает эти осколки в образы и через них выражает себя в грезах.

Сновидение возможно, лучший пример символического повторения-переживания внутренних сценариев.

В момент когда у вас собирается психическое напряжение, оно может не пойти в тело, чтобы принять образ болезни. Но в этом случае, вы проживете сновидения.

Есть также вариация, когда психическое напряжение проигрывается во сне в виде ярких сновидений, а остальная часть проявляется в конкретном событии и обстоятельстве.
Мы зовем это вещим сном.